Советский парашютизм: как все начиналось

26 июля 1930 года, Воронеж.26 июля 1930 года советские летчики и механики — ведь парашютистов как таковых тогда еще не было — совершили первые прыжки с парашютом. Произошло это на аэродроме города Воронежа. Пожалуй, лучше всех в нашей стране об этом может рассказать легендарная парашютистка Бернадета Васина, что она, собственно и сделала в своей поистине уникальной книге “Испытание небом”. Так как же начинался отечественный парашютизм?

Бернадета ВасинаБернадета Васина: «Тридцатые годы. Это начало развития в России и в других республиках Советского Союза массового парашютного спорта. Это годы создания Воздушно-десантных войск, авиационной и парашютной техники, необходимой материально-технической базы; открытие широкой сети аэроклубов, кружков и секций при заводах, учебных заведениях; возведение парашютных вышек в парках культуры и отдыха; установление мировых рекордов. К счастью, мне довелось встретиться с людьми того поколения, которые проложили нам путь в небо, помогли приобщиться к самому замечательному виду спорта — парашютному. Это были замечательные люди — ответственные за важные государственные задачи, безопасность жизни людей летных профессий, увлеченные идеей развития массового парашютного спорта в стране, скромные.

Леонид Минов, Михаил Савицкий, Лидия Кулешова, Нина Камнева, Константин Кайтанов, Галина Пясецкая, Иван Лисов, Николай Лобанов, Игорь Глушков, Иосиф Явич — они были первыми, кто, испытывая все на себе, открывал нам путь в небо. Мне посчастливилось быть лично знакомой с ними, учиться у них, беседовать с ними, присутствовать вместе на разных мероприятиях. Их примеру, как и автор этих строк, последовали миллионы юношей и девушек, стали мастерами спорта, рекордсменами и чемпионами мира.

26 июля 1930 года

Все началось в этот день. Под руководством военного летчика Леонида Минова в Воронеже были совершены первые тренировочные прыжки. С Леонидом Григорьевичем мы ближе познакомились в середине шестидесятых годов. Он активно участвовал в проведении соревнований разного масштаба, руководил Федерацией парашютного спорта города Москвы. Раньше я много слышала о нем от начальника Вильнюсского аэроклуба 3. Явича, участника некоторых парашютных событий тридцатых годов, хорошо знавшего Л. Минова. Но нам, спортсменам, тогда Леонид Григорьевич казался таким недоступным, робели даже подойти к нему. Лишь позже журналистская тропа привела к Леониду Минову, я побывала у него дома, посмотрела его архивы, награды, разные сувениры, относящиеся к парашютному спорту. Он, несмотря на довольно суровый вид, оказался очень общительным и обаятельным человеком». <…>

Леонид МиновРассказывает Леонид Минов: «26 июля 1930 года участники сборов Военно-Воздушных Сил Московского военного округа собрались на аэродроме под Воронежем. Мне предстояло выполнить показательный прыжок. Конечно, все, кто был на летном поле, считали меня асом в этом деле. Ведь я был единственным человеком, который уже получил парашютное крещение и прыгал не раз, не два, а имел целых три прыжка! И занятое мною призовое место на соревнованиях сильнейших парашютистов США, по-видимому, казалось присутствующим чем-то недосягаемым. От пристальных взглядов, повышенного внимания я смущался, волновался еще больше, но старался ничем не выдать себя. Мне хотелось выполнить прыжок как можно лучше, чтобы заинтересовать летчиков, вселить в них уверенность, зажечь их своим примером.

Вместе со мной готовился к прыжку летчик Яков Мошковский, назначенный на сборах моим помощником. Больше желающих пока не было. Мой прыжок действительно удался. Приземлился я легко, недалеко от зрителей, даже на ногах устоял. Встретили аплодисментами. Откуда-то взявшаяся девушка вручила мне букет полевых ромашек.

«А как там Мошковский?» — подумал я. Самолет заходит на курс выброски. В проеме двери хорошо видна фигура Якова Давидовича. Уже пора бы прыгать. Пора! Но он по-прежнему стоит в дверях, видимо, не решаясь броситься вниз. Еще секунда, вторая… Наконец-то! Над падающим человеком взметнулся белый шлейф и тут же превратился в тугой купол парашюта.

— Ура-а-а… — раздалось вокруг.

Я тоже кричал от радости. И как же не радоваться! Представьте: первый прыжок! Сам летчик рассчитывал время, самому ему и парашют пришлось раскрыть, ведь никаких приборов, даже вытяжной веревки не было. Многие летчики, видя нас с Мошковским целыми и невредимыми, тоже изъявили желание прыгнуть. В тот день совершили прыжки командир эскадрильи А. Стоилов, его помощник К. Затонский, летчики И. Поваляев и И. Мухин. А через три дня в рядах советских парашютистов насчитывалось 30 человек». <…>

Первый опыт, полученный в 1930 году, дал толчок для дальнейшего развития парашютизма в Советском Союзе. Многие летчики, техники изъявляли желание совершить прыжки с парашютом. В 1928 году при Научно-исследовательском институте Военно-Воздушных Сил (ВВС) были организованы курсы по подготовке инструкторов парашютного дела. Начальником курса стал Савицкий, который знакомил слушателей с историей применения парашютов, методикой их испытания, укладкой. В этом же году инженеру-механику М. А. Савицкому поручают организовать производство парашютов. Смелые прыжки в Воронеже открыли большие возможности применения парашюта не только как спасательного средства. Но нужны были свои, советские, парашюты, чтобы воплотить в жизнь намеченные планы. Большой вклад в создание отечественных парашютов внес Михаил Алексеевич Савицкий. <…>

Лидия КулешоваС Лидией Кулешовой мы познакомилась в конце шестидесятых годов в редакции «Крыльев Родины». Лидия выглядела замечательно: ее стройная фигура, светящиеся глаза, мягкая улыбка напоминали ту азартную девчонку, что на фотографии, снятую в далекие тридцатые годы перед первым прыжком. Я попросила Лидию рассказать о своем прыжке, как она себя чувствовала, что испытала в воздухе, волновалась ли…

— Волновалась ли? — улыбнулась Лидия, — а как иначе! Перед прыжком надо мной мужчины подшучивали: «Смотри не сломай ногу, а то замуж не возьмем». Да и лежать в этой люльке страшновато и неудобно. Ничего не видно. Не знаешь, ни какая высота, ни где ты летишь, и каждую секунду ждешь: вот-вот вывалишься вниз. Сейчас спортсмены прыгают с двумя парашютами — основным и запасным. Тогда я имела только один. Валерий Павлович Чкалов уговаривал меня не прыгать, но, поняв, что старается напрасно, стал подбадривать.

Сколько времени поднимались на высоту — не знаю, но показалось — целую вечность. Очень тяжело ждать и не знать, когда вывалишься. Вдруг что-то щелкнуло, и я провалилась вниз. Холодный поток воздуха и сильный динамический удар, от которого искры посыпались из глаз, привели меня в чувство — я увидела огромный купол над головой… После прыжка, конечно же, меня радостно встречали, обнимали, целовали, задавали десятки вопросов. А я чувствовала себя на седьмом небе, такого счастья я, наверное, не испытала никогда…

Позже, 18 августа 1933 г., Лидия Кулешова участвовала в массовом десанте на первом воздушном параде, проходившем на Центральном аэродроме… Л. С. Кулешова не забыла тех памятных дней 1930-х годов, когда советский парашютизм, набирая темпы, превратился поистине в массовый вид спорта. Она на протяжении более 40 лет не раз бывала на соревнованиях, и с присушим ей задором рассказывала молодежи о первопроходцах, о незабываемых страницах истории и развития парашютизма в стране.

Вслед за Кулешовой 14 июля 1931 года прыжок таким же способом выполнила и Л. Гроховская — жена начальника ОКБ, а через месяц, 19 августа, в Гатчине под Ленинградом совершили прыжки еще две женщины — В. Федорова и И. Чиркова. В дальнейшем от прыжков из подкрыльных люлек пришлось отказаться по морально-психологическим причинам, они использовались лишь для сброса различных малогабаритных грузов. Идеи Гроховского легли в основу разработки грузовых парашютов для сброса танков, автомашин, пушек. <…>

Все иллюстрации — из книги Бернадеты Васиной “Испытание небом” (Москва, 2010).

Поделиться на своей странице:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • В закладки Google

Related posts

Leave a Comment

*